Главная » Голые факты » Питерские крохотки

Надо создать Литературный антидопинговый комитет

Пишет известный петербургский публицист Арсений Смоляк:

Согласился помочь Андрею Сергеевичу доставить депешу в район станции метро «Спортивная». «На метро быстрее», - порекомендовал политик. Я спустился в подземку.
Долго бродил по станции «Гостиный двор», потом перешел на другую станцию «Гостиный двор», перепутал направления поездов и оказался на «Горьковской», вернулся и проехал до «Сенной площади», там перешел на «Садовую» и добрался через «Адмиралтейскую» до «Спортивной».

Дальше надо было дойти до нового выхода (или входа, со стороны Васильевского острова). Бесконечная дорогая вперед. Передо мной оказалась пара иностранцев. Они не поверили, что в конце этого тоннеля есть свет и развернулись. Я дошел до конца.
Но это еще было не все. Мне надо было подойти к мосту. Чтобы добраться до моста пришлось проделать несколько путей по подземным переходам. Встретил сборщика подписей в поддержку депутата Максима Резника. Взял буклет, народный избранник предлагает дельные вещи. Надо голосовать!
Депешу отдал и с трудом вернулся на Невский проспект. Метро, конечно, не для меня, подумал я, присев в уголок на пенек.

Надо создать Литературный антидопинговый комитет. У писателей, которые писали под воздействием алкоголя или наркотиков, отобрать все премии. Хотя писатели, которые пишут под воздействием наркотиков и алкоголя, премии получают редко, а славу всегда, ну или намного чаще.

Утром в жилищах публициста Андрея Пионтковского и его родственников проходят обыски. ФСБ что-то ищет, учитывая, что Пионтковский давно вне пределов России. Обыски, если посмотреть новости, стали привычным ритуалом оперативников и следователей. Это в кино хмурый прокурор говорит: «Не хватает улик для обыска, судья не подпишет постановление», в жизни судьи почти в 99% случае штампуют нужные бумаги. Обыск – очень неприятная процедура и, разумеется, нужная, но только когда проходит по делу. Обыскивать жилища человека и его родственников из-за статьи в интернете – зачем? Ответ, конечно, очевиден: вдруг что-нибудь найдут, ну и еще надо создать видимость работы. Что характерно, в 99% случаев при подобных обысках ничего не обнаруживается, потому что искать нечего, но все равно упорно ищут, создавая дискомфорт обитателям жилища. Но это, кстати говоря, кому как. Заметил, что некоторые оппозиционеры давно приготовились к обыскам и чуть ли не ждут в шесть утра оперативников в штатском, чтобы доказать самим себе и окружающим, что все делают правильно.
UPD: Марк Фейгин пишет, чтобы обыск у Пионтковского и его родственников проводили без постановления суда.

Комментарии закрыты.