Главная » Фигуры, Экология » Биография Алексея Яблокова

Алексей Яблоков. Биография

Алексей Владимирович Яблоков - президент Центра экологической политики России, член-корреспондент Российской академии наук, профессор, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Института биологии развития им. Н.К. Кольцова Российской академии наук

Краткая биография

Яблоков Алексей Владимирович − родился 3.10.1933 г.

1949-1950 Председатель Кружка юных биологов Московского зоопарка.
1950-1951 основатель молодежной секции Всероссийского общества охраны природы.
1951-1956 студент кафедры зоологии позвоночных МГУ.
1959 защита кандидатской диссертации.
1965 защита докторской диссертации.
1969-1991 зав. лабораторией постнатального онтогенеза.
с 1984 член-корреспондент АН СССР (с 1991 г. – РАН).
1988-1991 председатель Ихтиологической комиссии Министерства рыбного хозяйства СССР.
1989-1991 народный депутат СССР, зам. Председателя Комитета по экологии Верховного совета СССР.
1988-1991 основатель и председатель Гринпис-СССР.
1988-1995 основатель и президент Московского общества защиты животных.
1989-1991 основатель и председатель GLOBE СССР.
1991-1993 Советник Президента РФ по экологии и здравоохранению.
1991 член Государственного Совета РФ.
с 1991 член Международного совета Animal Welfare Institute.
1992-1993 председатель Совета по экологической политике при Президенте РФ.
1992-1993 председатель Правительственной комиссии по сбросу радиоактивных отходов в моря, окружающие РФ.
1993-1997 председатель Межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ по экологической безопасности.
с 1993 основатель и президент Центра экологической политики России (ЦЭПР).
1993-1997 член Совета директоров Стокгольмского института окружающей среды (Швеция).
1994-1997 член Международного совета Earthwatch (США).
с 1995 член Нью-йоркской Академии наук.
с 1995 основатель и член Исполнительного комитета Совета по морским млекопитающим (Москва).
1996-1999 член регионального Совета фонда Дж. К. Мак-Артуров (США).
с 1996 почетный член Американской академии искусств и наук (Бостон).
с 1997 Зам Председателя, член Президиума Высшего экологического совета при Комитете по экологии Государственной Думы РФ.
1997-1999 член группы советников Президента Европейского банка реконструкции и развития (Великобритания).
1997-1999 сопредседатель Международного социально-экологического союза (МСоЭС).
с 1998 Зам. Председателя Совета РАН по экологическим проблемам и чрезвычайным ситуациям.
с 1998 руководитель Программы по ядерной и радиационной безопасности ЦЭПР и МСоЭС.
с 1998 член Научного совета по программе «Биологическое разнообразие» Миннауки России.
с 2000 региональный советник по Восточной Европе, Северной и Центральной Азии и вице-президент Международного союза охраны природы (Швейцария)
с 2001 член комиссии РАН по разработке научного наследия академика В.И.Вернадского.
с 2002 Зам. Председателя Общественного экологического совета при Министре природных ресурсов РФ.
с 2002 член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания России.
с 2002 член Межведомственной комиссии по радиационному мониторингу.
с 2002 член научно-редакционного совета Большой Российской Энциклопедии.
***

ЗАЯВЛЕНИЯ и другие коллективные документы,

подписанные А.В. Яблоковым

Заявление Социально – Экологического Союза по поводу

45-летия Кыштымской катастрофы

29 сентября исполняется 45 лет со дня крупнейшей ядерно-радиационной катастрофы на территории России – взрыву емкости с радиоактивными отходами в Челябинске-65 (ныне ПО “Маяк” в г. Озерске, Челябинской обл.). Взрывом были вброшены в атмосферу радионуклиды, образовавшиеся от переработки отработавшего ядерного топлива общей активностью около 20 млн. Кюри (для сравнения - весь Чернобыльский выброс - около 50 млн. Кюри).

Восточно-Уральский Радиационный След (ВУРС) охватил 23 тыс. кв. км. Из особо загрязненных районов в строжайшей тайне было переселено более 10 тыс. человек, повышенному облучению подверглись не менее 472 тыс. человек – жители Челябинской, Курганской и Свердловской областей, заключенные и военнослужащие, принимавшие участие в ликвидации последствий этой аварии. Медицинские наблюдения велись и ведутся только на 12,6 тыс. из них «…у солдат в первые сутки после поступления было 17 млн. бета-распадов в суточном количестве мочи (при норме 1 тыс.) В течение месяца все показатели пришли в норму, правда, мы ничего не знаем об их дальнейшей судьбе – не взяли адреса. Но домой мы их выписали…» (из выступления доктора мед наук В.Н. Дощенко на семинаре в Озерском технологическом отделении МИФИ 25 ноября 1999 г.)*.

По данным Уральского экологического союза, по прошествии более сорока лет резко ухудшается состояние здоровья людей, попавших под радиационные осадки. Даже в наименее затронутой взрывом Свердловской области в пострадавших районах к 2020 г. каждый второй родившийся ребёнок будет носителем геномных аномалий.

Кыштымская трагедия 1957 г., десятилетиями скрывавшаяся от общества, воочию показывает, насколько опасной является переработка отработавшего ядерного топлива. В годовщину Кыштымской трагедии Программа по ядерной и радиационной безопасности Социально-экологического Союза и Центра экологической политики России снова и снова призывает: остановите опасные планы Минатома по ввозу в Россию отработавшего ядерного топлива других стран! Никакие миллиарды долларов не смогут защищать россиян от этой радиационной опасности. Мы против обогащения немногих за счет страданий миллионов.

27 сентября 2002

*(цитировано по «Миф о безопасности малых доз радиации», А.В. Яблоков, 2002).
***

Сокращенный текст выступления А.В. Яблокова на расширенной коллегии

Министерства природных ресурсов 22 марта 2002 г.

Экологические неправительственные организации не перестает волновать вопрос о восстановлении самостоятельного федерального ведомства по охране окружающей среды. Однако, этот вопрос не в компетенции Коллегии МПР, а в компетенции Президента России. Мы уверены, что, в конце концов, такое самостоятельное ведомство будет воссоздано.

Согласен с вступавшим академиком Рудквистом, что акценты и оценки, данные в основном выступлении министра обнадеживают. К сожалению, я не могу того же сказать в отношении МПР в целом, а также выступлений заместителей министра и розданного нам проекта Решения.

Например, в проекте Решения ни слова, ни говорится о важности взаимодействия МПР с общественными организациями. Без участия и поддержи НПО, министерство никогда не решит стоящие перед ним проблемы.

НПО обладают огромными возможностями. Примером является еще один документ, который есть в розданных нам папках – проект Экологической доктрины России. Он на 80 % составлен представителями НПО.

Поскольку Министерство пока не хочет работать с нами, мы ищем (и находим) другие пути - через Премьера Касьянова, или через Верховный Суд. Верховный Суд не раз уже вставал на нашу сторону в спорах зеленых с Правительством.

Общественное экологическое движение – многообразно. Одни наши товарищи проводят массовые акции, или приковывают себя к входным дверям Минатома. Другие выигрывают в судах процессы против того же Минатома. В рядах зеленого движения немало высококвалифицированных профессионалов, многие из которых раньше работали в государственных структурах. Мы можем помочь МПР, например, и по проблемам охраняемых территорий, и в подготовке качественных законопроектов и проектов нормативных документов.

Министр сказал о важности восстановления репутации министерства и в частности, о качестве проводимой экологической экспертизы. Организация государственной экологической экспертизы в МПР – с самого начала была одной из главных наших тревог. Я бы хотел добавить, что не только качество бывает низкое, но часто МПР просто уклоняется от проведения необходимой по закону государственной экологической экспертизы. Буквально вчера в городе Сосновый Бор Ленинградской области в соответствии с приказом Минатому и без проведения государственной экологической экспертизы было введено в строй металлургическое производство по переработке радиоактивного металлолома со всей России мощностью 8 тыс. тонн в год.

Выделены бюджетные деньги на проектирование, и подписаны соглашения о строительстве плавучей атомной станции в города Северодвинска – ТЭО этого опасного проекта также не проходило государственной экологической экспертизы. Обходная дорога вокруг Санкт-Петербурга также строится без экологической экспертизы, незаконность чего подтвердил даже Верховный Суд. О каком авторитете МПР можно говорить, если он уклоняется от выполнения собственных функций?

У МПР есть еще один шанс несколько поправить свой имидж. Сейчас началась подготовка к проведению Первой Всероссийской конференции по экологической безопасности, которая должна состоятся 4-5 июня этого года. 15 министерств и ведомств согласились участвовать, в том чисел и МПР. МПР должен стать главной силой в подготовке этой конференции, пока же подготовительная работа идет очень вяло. Более того, в плане мероприятий МПР на этот год представленном на Коллегию эта конференция даже не упомянута.

Нам, зеленым, очень многое не нравится в МПР. То, о чем я говорил в своем коротком выступлении лишь вершина айсберга наших претензий. Но пока не создан самостоятельный государственный орган по охране среды, неправительственные экологические организации готовы работать с МПР, чтобы решать стоящие перед Россией экологические проблемы.

***

ЗАЯВЛЕНИЕ

ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИИ В СВЯЗИ С АКЦИЕЙ ФСБ ПРОТИВ "БАЙКАЛЬСКОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЛНЫ"

22 НОЯБРЯ 2002 г. В ИРКУТСКЕ

ФСБ, вместо борьбы с терроризмом, вновь борется с экологами?

22 ноября 2002 г. сотрудники Иркутского УФСБ произвели обыск и изъяли документы и системные блоки с жесткими дисками в иркутском офисе одной из наиболее активных общественных экологических организаций Сибири «Байкальская экологическая волна». Обыск был произведен в рамках уголовного дела №20/02 против научно-технического предприятия «Сосновгеос», которое ФСБ обвиняет в распространении секретной информации.

Напомним, что, в соответствии с российскими законами, экологическая информация и, тем более, информация о радиационном загрязнении, не может быть секретной: лица, принявшие решение об утаивании такой информации, совершают либо уголовное преступление, либо административное правонарушение.

Известно, что «Байкальская волна» давно и активно борется с химическим, радиационным и другими видами загрязнения в Иркутской области. «Байкальская волна», в рамках своей уставной деятельности, получила от «Сосновгеос» серию карт радиоактивного загрязнения воды и почвы (не имеющих грифов ни «секретно», ни «для служебного пользования»). Копии этих карт еще в январе – феврале 2002 г. направлены в областную администрацию, администрацию Ангарска, учреждения Госатомнадзора, Санэпиднадзора, Росгидромета, МПР по Иркутской области, МСЧ №28 Ангарска, на Ангарский электролизный химический комбинат и спецкомбинат «Радон». Результаты проекта рассмотрены на Областном радиоэкологическом совете, который подтвердил «превышение радиационных параметров относительно фоновых значений». Вопрос о секретности карт никогда не вставал.

Более двух лет назад лидеры ряда общественных экологических организаций России на встрече в ФСБ выдвинули предложение о сотрудничестве в борьбе за экологическую безопасность России. Высокие чины ФСБ, принимавшие участие в этой встрече, были с этим согласны. Однако, вместо такого сотрудничества ФСБ развертывает преследование экологов, журналистов, ученых («дела» Г. Пасько, В. Сойфера, И. Сутягина, В. Щурова, Ю. Хворостова, Дж. Хэндлера и других), запрещат въезд в Россию видных экологических активистов (в том числе, Т. Мюнцмайера, координатора анти-ядерной компании «Гринпис»), препятствует присоединению России к международной Орхусской конвенции о доступе к информации по окружаюшей среде (1998), а теперь и нарушает деятельность целых экологических организаций.

УФСБ по Иркутской области знает, что данные по радиационному загрязнению по закону не могут быть секретными, и что «карта содержания урана в воде окрестностей АЭХК» не имеет грифа «секретно» и широко распространялась и обсуждалась почти год назад. Поэтому повод для грубого нарушения законной и важной для обеспечения экологической безопасности региона деятельности «Байкальской волны» («обыск … с целью отыскания … секретной документации…») является неубедительным. Акция УФСБ совпала по времени с проведением общественной экологической экспертизы проекта строительства магистрального нефтепровода «Россия - Китай», осуществляемого компанией «ЮКОС».

Известно, что «ЮКОС» усиленно лоббирует более дешевый «южный» вариант трассы, который нарушает несколько федеральных законов и международные обязательства России (два варианта маршрута проходят через Тункинский национальный парк, включенный в Программу сохранения биоразнообразия ПРООН, а третий – через территорию Байкальского участка Всемирного наследия ЮНЕСКО). На 27 ноября 2002 года были назначены общественные слушания с участием «Байкальской волны», - лидера общественного движения против планов этого строительства. Своей акцией УФСБ, вольно или невольно, препятствует борьбе против проекта, угрожающего экологической безопасности России: изъятие блоков памяти из компьютеров, отключение телефонов и факсов «Байкальской волны» серьезно затруднило подготовку к этим слушаниям. Все это позволяет предполагать, что эта акция могла быть инспирирована коммерческими интересами «ЮКОСа».

Другая возможная причина проведения акции ФСБ - попытка руководства Ангарского химического комбината замолчать факты радиационного загрязнения окрестных территорий, обнаруженные по инициативе «Байкальской волны».

Вместо усиления борьбы с терроризмом, фашизмом, наркобизнесом, организованной преступностью ФСБ в очередной раз вступает в борьбу с экологами, для которых главное - обеспечение экологического благополучия России, здоровья ее природы и населения. Борясь с экологами, ФСБ обеспечивает безопасность коммерческих структур и загрязнителей природы в ущерб экологической безопасности России.

Мы, представители общественных организаций России, выражаем протест в связи с действиями ФСБ против экологов в Иркутске и обращаемся:

к гаранту Конституции Российской Федерации, - Президенту России, - с просьбой защитить наше конституционное право на получение, сбор и распространение экологической информации, дав поручение расследовать, в чьих интересах действовало УФСБ по Иркутской области, нарушая работу экологической организации по обеспечению экологической безопасности региона;
к Генеральному прокурору Российской Федерации - с требованием в порядке прокурорского надзора дать юридическую оценку действий ФСБ по отношению к «Байкальской экологической волне»;
к руководству комитетов по экологии и государственной безопасности Государственной Думы РФ - с просьбой вмешаться и защитить экологические организации от предвзятых действий ФСБ;
к руководителю ФСБ РФ Н.П. Патрушеву - с просьбой принять представителей общественных организаций для обсуждения проблем защиты национальной экологической безопасности, и мер по предотвращению акций подобных Иркутской;
к главе компании «ЮКОС» М.Б. Ходорковскому - с предложением публично выразить свое отношение к действиям УФСБ по Иркутской области в отношении «Байкальской экологической волны», а также заявить о невозможности реализации проекта трубопровода до окончания работы «Байкальской экологической волны» над общественной экспертизой проекта;
к средствам массовой информации - с просьбой объективно рассказывать о нарушениях конституционного права на благоприятную окружающую среду коммерческими структурами и предприятиями - загрязнителями, и о благородной деятельности «Байкальской волны» по решению экологических проблем Байкальского региона*;
к гражданам России - с просьбой выразить протест против очередной активизации преследований экологов со стороны ФСБ.
26 ноября 2002 г.

***

ЗАЯВЛЕНИЕ

Общественных экологических организаций

Минатом боится независимых экспертов

На днях, уже второй раз в этом году, Минатом провел закрытое обсуждение экологических проблем комбината «МАЯК». «Десятки ученых и специалистов академических и отраслевых научно-исследовательских и проектных институтов страны, ответственные сотрудники Министерства по чрезвычайным ситуациям и Госатомнадзора вместе с руководителями отрасли и "Маяка" рассматривали наиболее эффективные и безопасные направления деятельности комбината. Речь шла о судьбе водоемов, в которых накоплены радиоактивные отходы, модернизации комплекса по регенерации отработанного ядерного топлива» (Е. Ткаченко. Пути решения экологических проблем вокруг химкомбината «Маяк» обсуждают специалисты Минатома и ученые России. ИТАР-ТАСС. 26 ноября 2002).

Минатом, в традициях периода «холодной войны» избегает, открыто говорить о проблемах «МАЯКА» ни с теми, кто пострадал и страдает от его опасной деятельности, ни с теми независимыми специалистами, которые предлагают альтернативные способы решения экологических проблем «МАЯКА».

Мы не уверены, что на закрытом от общества совещании ведомственные специалисты объективно оценили все экологические проблемы, возникшие в результате деятельности «МАЯКА» не только для этого предприятия, но и для населения Челябинской, Оренбургской и Свердловской областей.

Мы серьезно сомневаемся, что проблема Теченского каскада хранилищ жидких радиоактивных отходов может быть решена их выпариванием с помощью планируемой для этого Южно-Уральской АЭС.

Мы уже несколько лет безответно требуем от Правительства России, Минатома и Администрации Челябинской области организации и проведения открытого и честного конкурса на решение экологических проблем МАЯКА и окружающих его территорий.

Мы удивлены тем, что наших представителей не пригласили на совещание в Озерске, хотя еще на встрече с Министром Румянцевым в мае этого года, и позднее в письменной форме, мы просили привлечь нас к обсуждению этих проблем.

У нас складывается впечатление, что Минатом, как и в прошлом, старается закрыть глаза на выяснение истинных последствий деятельности «МАЯКА» для региона, а поиски решения этих экологических проблем подменяются поисками «эффективных и безопасных направлений деятельности комбината».

Мы надеемся, что на предстоящей 20 декабря 2002 года встрече наших представителей с Министром по атомной энергии А. Румянцевым мы сможем обсудить среди других проблем и все эти вопросы и найти конструктивные ответы.

2 декабря 2002 г.

***

Из текста «Представления лауреатов премии «За безъядерный мир»

(номинация «Дело жизни»)»

Л.В. Поповой (Центр ядерной экологии и энергетической политики Международный

Социально-экологический Союза),

Санкт-Петербург, Дом архитектора, 5 октября 2002 г.

Сегодня я удостоилась чести представить лауреатов премии «За безъядерное будущее» в номинации «Дело жизни», и я с огромным удовольствием представляю Вам Фрэнсиса Мэйси (Соединенные Штаты Америки) и Алексея Владимировича Яблокова (Россия).

Алексей Владимирович Яблоков – выдающийся ученый-биолог мирового масштаба, член-корреспондент Российской академии наук, почетный член Американской академии наук и искусств, вице-президент Всемирного союза охраны природы. Им опубликовано более 400 научных и публицистических работ по охране природы, экологии, радиобиологии, популяционной биологии. Под влиянием своего учителя, всемирно признанного генетика и ученого-радиобиолога Тимофеева-Ресовского А.В. Яблоков разработал пионерский неразрушающий метод изучения популяций, названный фенетикой. По ряду практических приложений этого метода в сельском хозяйстве профессором Яблоковым получены патенты. Монография по фенетике была издана Академией наук СССР, а затем переведена на многие иностранные языки и издана за рубежом, в том числе в престижном издательстве Columbia University Press.

Еще с юношеских лет Алексей Яблоков был озабочен разрушающим влиянием развития современной цивилизации на окружающую среду. В 1956 г. (в 23 года) он опубликовал брошюру «Что такое охрана природы и почему она важна для Советского Союза», а через 2 года – книгу «Охрана природы за рубежом». В то же время как специалиста-биолога А.В. Яблокова не могли не интересовать вопросы влияния на живую природу радиационного излучения и развития ядерных технологий. Начав работать в академическом институте, он организовал и возглавил работы по изучению влияния выбросов от испытаний ядерного оружия на Новой Земле и от атомных электростанций на окружающую среду. Начало политических реформ в Советском Союзе позволило А.В. Яблокову быть избранным депутатом Верховного Совета СССР и вынести вопросы ядерной и радиационной безопасности на политическую трибуну. Заняв пост заместителя председателя Комитета по экологии советского парламента, А.В. Яблоков организовал первые в истории СССР парламентские слушания по радиационной катастрофе на Южном Урале. Информация о катастрофическом воздействии на окружающую среду и на здоровье населения первого советского предприятия по производству плутония для атомной бомбы была впервые раскрыта на этих парламентских слушаниях. Алексей Яблоков был членом парламентской комиссии по последствиям аварии на Чернобыльской АЭС.

В 1991 г., после распада СССР, он был приглашен президентом Б.Н. Ельциным в качестве советника президента по экологии и здоровью, а затем возглавил Комиссию по экологической безопасности в Совете безопасности России. Под его руководством были собраны секретные данные о захоронении Советским Союзом радиоактивных отходов в морях. Яблоков убедил президента Ельцина рассекретить эти данные и опубликовать их. Эта публикация известна во всем мире как «Белая книга», или доклад Яблокова.

Яблоков – признанный лидер российского экологического и анти-ядерного движения. Его авторитет в движении беспрецедентен. Алексей Владимирович написал для движения серию брошюр «Атомная мифология», выдержавшую несколько изданий, которая является настольной книгой анти-ядерного движения.

Что же объединяет таких, казалось бы, непохожих людей – психолога, разработчика и пропагандиста глубинной экологии Фрэна Мейси и ученого с мировым именем А.В. Яблокова? Их объединяет активная жизненная позиция, ненависть к секретности, которой прикрывается бюрократия, чтобы скрыть свою неумную и разрушительную деятельность, и забота о людях, которые просто живут на своей земле, и о будущих поколениях. И Фрэн Мейси, и Алексей Яблоков понимают самый главный порок ядерной индустрии, которая создает у правительств иллюзию супермогущества, а на самом деле разоряет народ и двигает мир к катастрофическому концу. Этот порок – секретность, антидемократичность, угроза гражданскому обществу. Фрэн Мейси и Алексей Яблоков не боятся говорить открыто о преступлениях, которые совершала и продолжает совершать по отношению к простым людям ядерная индустрия, и которые правительства ядерных держав пытаются скрыть. Еще не зная ничего друг о друге во времена холодной войны, когда между бывшим Советским Союзом и странами Запада военными ястребами был воздвигнут, казалось бы навсегда железный занавес, Фрэн Мейси и Алексей Яблоков убежденно и терпеливо работали, чтобы разрушить этот занавес и построить мост между народами. Между простыми людьми, которые хотят продолжать жить на своей земле, видеть ее чистой и прекрасной и сохранить такой для будущих поколений. И это закономерно, что сегодня премию «За безъядерное будущее» получают вместе американец Фрэнсис Мейси и русский Алексей Яблоков.

Алексей Яблоков и Фрэн Мейси даже внешне похожи. Они оба высокие, красивые, энергичные. Они обаятельны и демократичны и совсем не похожи на официальных экспертов или бюрократов в серых костюмах. К ним хочется подойти и задать вопрос. С ними хочется пошутить и посмеяться. Они умеют объяснить сложные вещи на доступном языке. Оба они вызывают доверие у людей. Престижная премия «За безъядерное будущее» в номинации «Дело жизни», которая вручается им сегодня, - знак признания этого доверия. Благодарю вас за внимание.

***

Тезисы, направленные в Оргкомитет II международной научно-практической конференции "МЕДИЦИНСКИЕ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ИОНИЗИРУЮЩЕЙ РАДИАЦИИ"

(21-22 мая 2003 года, г. Томск)

ВЛИЯНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО НИЗКОУРОВНЕВОГО ОБЛУЧЕНИЯ НА ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ (АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР)

Анализ опубликованной (явно неполной) информации о здоровье населения ЗАТО и персонала Минатома РФ за 1996 –1997 гг. (Булдаков и др., 2001, 2002 и др.) говорит о серьезных нарушениях, которые могут быть связаны с дополнительным облучением (в том числе: показатели заболеваемости нервной системы и органов чувств; онкозаболеваемость и темп ее роста; врожденные аномалии развития; болезни эндокринной системы; нарушения иммунитета; гипертония; болезни костно-мышечной системы; язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки).

Расчеты, сделанные по данным сравнения многотысячных когорт детей Снежинска и Озерска (Petrushkina et al., 1999) показывают, что доза в 0,9 мЗв приводит к гибели не менее, чем одного ребенка из 128.

По всей вероятности, именно накопленные дозы на тело, легкие, костный мозг и щитовидную железу привели к тому, что в Северске чаще, чем по области, встречаются (Писарева и др., 2001): рак ободочной кишки у мужчин (в 2,1 раза чаще) и женщин (в 1,5 раза), рак поджелудочной железы (в 1,5 раза), рак щитовидной железы у мужчин (в 1,8 раз), гемобластозы (в 1,3 раза), рак тела матки (в 1,5 раза), рак мочевого пузыря у женщин (в 1,8 раза), рак почки у женщин (в 1,9 раза). В Северске обнаружен также многократный рост частоты врожденных пороков развития в период 1980 - 1996 гг. (Минайчева и др., 2001), особенно значительный по некоторым видам патологий после 1993 г. (Рихванов, in litt).

Нельзя считать случайным отсутствие опубликованных данных по здоровью контингентов Минатома за 1998 – 2001 гг.: по-видимому, ситуация не улучшилась, а ухудшилась. Избегая оперативного и объективного анализа состояния здоровья, специалисты атомной отрасли оказывают медвежью услугу работникам производств и всему «населению Минатома».

Влияние низкоуровневого облучения на здоровье населения подтверждается данными по США, Германии, Великобритании и Франции.

***

О А.В. ЯБЛОКОВЕ

Who is who in Biodiversity Sciences. N.N. Vorontsov (ed.), Moscow, KMK Scientific Press, 1997, p. 558.

Жуков Б. Зеленый Яблоков. «Итоги», 11 марта 1997, с. 64 – 65.

Всемирный биографический энциклопедический словарь, М., Изд-во Большой Российской Энциклопедии, 1998, с. 910.

Российский энциклопедический словарь, том. 2, М., Изд-во Большой Российской Энциклопедии, 2000, с. 1870.

Подгородников М. Добровольно прикованный. «Смена», март 2002, с. 36 – 40.

Эл. почта: Yablokov@online.ru

Комментарии закрыты.